Для парения в небе нам никак не обойтись без земли

Дочитал книгу Андрея Борисовича Дрознина.

Поначалу книга казалась чересчур затянутой, какой-то гнетущей. Уж слишком близки проблемы, о которых искренне и развернуто пишет автор. Хотелось поскорее закрыть черный увесистый том, не спорить с А.Б., уйти в другие "умные" книги и мысли. Проблем-то и в своей жизни/работе предостаточно...

Но... началось странное. Читаю строки, будто свои собственные.

О другом времени-пространстве, о других людях и другом спектакле — совпадение ли? — с тем же названием и очень, очень похожей подготовительной "кухней". Правда, масштаб мой мельче, скучнее, поверхностнее. Всё-таки легендарное училище есть училище, а в иных местах нынче не столько учат, сколько тешат-развлекают... О труде и дисциплине говорить зазорно. Требуют быстро "поставить драку", но не учить сценическому бою. Просят "заинтересовать занятиями", но не учить искать интерес в обыденном и повседневном. Спрашивают как двигаться, не меняя своих привычек. Ходить ведь как-то однажды научились — без книг и размышлений.

"Мы не профессионалы", убежденно вторят друг другу дети и взрослые, прошедшие всевозможные "кастинги", играющие спектакли (в т.ч. на профессиональных сценах!), снимающиеся в сериалах и участвующие в многочисленных телевизионных шоу. "Вот пойдем в Щуку или ГИТИС — там нас научат настоящему мастерству". Но так ли это? Не думаю. И не только потому, что Дрознина на всех не хватит. Каботинство в цифровую эпоху — штука коварная.

Из книги А.Б. Дрознина "Дано мне тело... Что мне делать с ним?" (стр.411-413):

Первым дипломным спектаклем в Щукинском училище, в котором я был приглашен "ставить пластику", была постановка "Ромео и Джульетты" (режиссёр А.Г.Буров). Я только что поступил на заочный режиссёрский факультет училища и ещё не вёл занятий как педагог по движению — а посему получил исполнителей, мной не обученных.

Первая драка слуг Монтекки и Капулетти. Долгий вялотекущий подход к драке: никто не хочет оказаться зачинщиком, ибо это наказуемо. Но, начавши — как с цепи срываются.

Сама драка состоит всего из шести резких движений. В каждой паре дерущихся на счёт "раз" каждый из Капулетти делает любое агрессивное, взрывное, эксцентрическое (т.е. от центра — взразброс) движение — раскидывает в стороны руки или выбрасывает их вверх, вскидывает одну из ног в батмане или в прыжке раскидывает обе ноги, создавая зрительный динамический образ удара. Одновременно с этим каждый из их противников, Монтекки, делает любое концентрическое движение — тело складывается, сворачивается, "ломается", создавая зрительное ощущение полученного удара, а руки при этом звучно ударяют по собственным ногам или корпусу, создавая акустическое ощущение этого удара. На счет "два" они меняются ролями: бьют Монтекки, получают удары Капулетти. Следует пять обменов такими "ударами" ("раз", "два", "три", "четыре", "пять") в бешеном темпе и жёстком ритме.

А на счёт "шесть" у всех участников схватки в долю секунды в руках должны оказаться ножи (в опасной близости от корпуса или лица противника), а позы окаменеть в ожидании решающего, можеть быть смертельного, удара. Точно на счёт "шесть" — иначе не возникнет шок у сидящих в зале людей (на шоке категорически настаивал режиссёр), ибо не будет резко нарушен ритмический прогноз, который выдало подсознание зрителей: "Сейчас Монтекки ударят, а Капулетти содрогнутся от удара". А вот и нет!!!

Драку я придумал по дороге в училище — специально шёл пешком. Это заняло час. Развёл её и отработал в замедленном темпе ещё за час. Итого два часа. А чтобы выполнить её в нужном темпе и запланированной динамике понадобилось несколько месяцев мучительных для ребят занятий. Причина оскорбительно проста — их подводил абсолютно нетренированный вестибулярный аппарат: после пяти резких движений головой им было не до ножей, заряженных в рукавах или сапогах — нужно было переждать несколько лишних секунд, чтобы "оклематься", преодолеть головокружение и тошноту.

Представляете, как это унизительно: смертельная вражда родов, на которой строится пьеса; схватка, в которой можно потерять жизнь; "переживание", "воплощение", "жизнь человеческого духа роли" — а тут какой-то жалкий вестибулярный аппарат!

К сожалению, он тренируется чисто физическими упражнениями. Именно ими мне и пришлось заниматься с участниками спектакля в течение нескольких месяцев, заливаясь слезами самоуничижения.

 

Поделиться: FB | VK |  Tweet


Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека LightRay Эзотерика и духовное развитие 'Живое Знание' Твоя Йога Обмен ссылками